Украина. Трудный выбор после выборов

Рожденные в СССР

Большая политика, строящаяся на мнении большого количества людей, во многом становится осязаемой в обычных бытовых разговорах. После многочисленных встреч с людьми на Донбассе ёрничанье отдельных киевских политиков, публично сомневающихся в огромных процентах явки жителей восточных областей Украины на выборах, кажется едва ли не кощунственным. Просочившиеся в СМИ рассказы о массовом стоицизме избирателей Донбасса, отнюдь не преувеличение. «Если умру и не дойду до участка, то отдайте мой голос за Януковича», — это не из анекдота. По рассказам моих знакомых — это вполне реальный очень пожилой пенсионер из Тореза Донецкой области, которого украинские политики из-за опасений фальсификаций осенью 2004 года, как и многих тысяч других, лишили права голосовать на дому.

Настоящим подарком для противников Януковича, которого столь эмоционально поддерживают на Донбассе, оказалась когда-то сделанная им орфографическая ошибка в слове профессор. Написал он его через две буквы «ф».

Наверное, и, правда, в цивилизованных странах — непростительная оплошность для политика, претендующего на руководство страной. Однако, как ни странно, именно постоянное иронизирование в украинских СМИ по этому поводу явно добавило голосов лидеру «бело-голубых» на востоке. Потому что, по мнению простых людей, сегодня это далеко не главное. «Пусть пишет хоть через четыре буквы «ф» или через какую-то другую. Просто мы уже пожили при таких грамотных премьерах и вице-премьерах как Ющенко и Тимошенко, — больше не хотим. Только во время премьерства Януковича хоть чуть-чуть почувствовали себя людьми, а до этого буквально выживали, как скотина».

Это общераспространенная здесь точка зрения, выстраданная собственным опытом, которую не перешибить никаким зубоскальством. Также эмоционально люди высказываются и по поводу статуса русского языка, и по вопросу о взаимоотношениях с Россией. Здесь, где едва ли не каждая семья с недавних пор, как писали раньше в советских анкетах, «имеет родственников за границей», подавляющее большинство жителей считает, что дружба, вхождение единое экономическое пространство с Россией и другими странами СНГ должны стать главным направлением внешней политики Украины, а русский язык должен стать вторым государственным. Ради этих нескольких основных тезисов люди готовы идти на выборы, как «в последний и решительный бой».

Все – на выборы!

В столь высокой политизированности и активности избирателей удалось убедиться и воочию в день голосования: на избирательных участках в Луганске и в городах области образовывались просто огромные очереди. Хотя с наплывом избирателей члены участковых комиссий в целом справлялись.

Во всяком случае, на тех участках, на которых удалось побывать, процесс голосования был организован достаточно грамотно. Во многом благодаря удивительной дисциплинированности самих людей, которые терпеливо «выносили тяготы и лишения» избирательного марафона. Многим удалось проголосовать уже после закрытия участков. С таким отношением к процедуре выборов лично мне ранее сталкиваться не приходилось.

Хромая организация, или Серьезных нарушений законодательства не зафиксировано

Стоит отметить, что подобная ситуация во многом была создана искусственно. На Донбассе решением властей (после президентских выборов Киевом были назначены новые главы администраций) количество избирательных участков было существенно сокращено.

Второй факт хромающей организации, который отметили, пожалуй, все наблюдатели, – исполнительная власть и вновь сформированные по принципу равного партийного представительства из не очень опытных людей территориальные избирательные комиссии далеко не безупречно провели работу по формированию списков избирателей. Опять-таки, во избежание теоретически возможных фальсификаций они составлялись наново по данным паспортных столов и загсов… В итоге ошибок в списках оказалось намного больше, чем во время предыдущих — президентских — выборов.

Большинство из них, опять-таки, благодаря активности самих избирателей, удавалось устранить участковым избирательным комиссиям накануне дня голосования. И все же искать себя в списках до выборов в обычной жизни — занятие не для всех и каждого. Некоторые пытались сделать это уже в день голосования. И в отдельных случаях, о которых наблюдателям рассказывали члены участковых избирательных комиссий, уходили-таки ни с чем. На этот раз президент Украины Виктор Ющенко из-за уже традиционных опасений фальсификаций не поддержал решение Верховной Рады, дающее возможность избирателям в день выборов проголосовать по решению суда.

Вопрос о том, насколько эти нюансы в организации украинских парламентских выборов повлияли на результаты голосования, остается риторическим. Демократия – форма правления небезупречная, но лучшей человечество не изобрело. Наверное, большая заинтересованность партий в результатах выборов, исключительная вовлеченность избирателей в выборный процесс, свою роль все-таки сыграли. И, скорее всего, если какая-либо политическая сила и не добрала каких-то голосов, то в целом этот процент потерь был не слишком значительным (также, скорее всего, как это было и на прошлых президентских выборах). Иначе на объявленные предварительные результаты выборов была бы совсем иная реакция. В частности, со стороны неоспоримых победителей выборной гонки на юго-востоке Украины – Партии регионов.

Что касается ратующих сегодня за пересчет голосов партий, которым до заветных 3%, дающих право попасть в парламент, не хватило совсем чуть-чуть, то, опять-таки, не берусь судить «за всю Одессу». На небольшом сельском избирательном участке, где лично довелось наблюдать за процессом подсчета голосов в той же Луганской области, все проходило открыто и гласно. Все цифры, которые должны были сойтись в итоговом протоколе — сошлись. Из 196 избирателей, принявших участие в голосовании, за Партию регионов проголосовал – 161, за Коммунистическую партию Украины – 15; за "Народный союз «Наша Украина» (блок Ющенко) – 3; за блок Наталии Витренко – 3; за партию «ЭКО+25» — 3; за блок Юлии Тимошенко – 2; по одному голосу получили партии и блоки: «Вiче», «Вiдродження», Партия Юрия Кармазина, Партия пенсионеров Украины; «против всех» — 1; количество недействительных бюллетеней – 4.

Такой результат в целом показателен для голосования на Донбассе. Но по нему все же трудно судить о результатах выборов по всей Украине. В центре и на западе страны избиратели руководствовались совсем другими соображениями и фаворитами избирательной гонки там были другие политические силы.

Националисты наступают с запада

К сожалению, на западной Украине побывать ни на этот раз, ни во время предыдущих выборов не удалось. Впечатление осталось только от нескольких встреч, косвенно связанных с выборами. В частности, по случаю оказался в автобусе, следующем до Черновцов, что на западе Украины, и заметил у сменщика водителя информационный бюллетень под названием «Бандеровец». Хозяева в просьбе ознакомиться с его содержимым не отказали, бери, мол, — у нас дома такого добра навалом.

Вряд ли стоит пересказывать содержание показательного образца националистической пропаганды, в котором слегка достается и оранжевой власти, судя по содержанию, немало сделавшей для "укрепления украинской независимости", но все же не до конца отвечающей чаяниям националистов, однако основная направленность номера – антиимперская. Читай, антироссийская.

Судя по результатам выборов на западе Украины, свою роль в победе политических сил, в совершенстве освоивших риторику "борьбы украинского народа" за освобождение «из-под ярма новых старых оккупантов — московских империалистов», такие прокламации сыграли.

Вообще, на Украине в последние годы националистические тенденции, идущие с западной части страны, стали проявляться в официально-деловой сфере особенно заметно. В частности, в языке украиноязычных СМИ, ранее ориентировавшихся на нормы, основу формирования которых составил полтавский диалект, распространенный в центральной Украине. На протяжении длительного времени он вобрал в себя немало русизмов, которые уже давно признаны соответствующими нормам литературного украинского языка. Сегодня они активно вытесняются, прежде всего из теле- и радиоэфира, словами, более распространными в западной части страны.

Запад наступает уже на "генетическом" уровне. В одном из мартовских номеров «независимой газеты Киевского региона «Вестник Киевщины» под заголовком «Украинцы – не россияне» пишется следующее: «По своей генетике украинцы стоят ближе к европейцам – чехам, хорватам, немцам, чем к россиянам. Такой вывод сделали специалисты Харьковского медико-генетического центра, по результатам обследования 240 семей, являющихся украинцами, как минимум, во втором поколении».

Пока еще местные "районки" в центральной Украине, перепечатывая подобные опусы, размещают их на последней странице, рядом с анекдотами. Однако уже очевидно, что борьба за национальную идентификацию приобретает на Украине совсем не смешные формы, активно используемые в борьбе за голоса новообращенных «щирих українцiв».

Анатомия технологии

Об оценке самими украинцами избирательных кампаний последних лет в центральных областях Украины удалось кое-что выяснить из многочисленных разговоров с друзьями, родственниками и знакомыми. Вкратце их суть такова.

В прошлые президентские выборы здесь в основном голосовали не столько за Ющенко, сколько против «преступного режима Кучмы», с которым здесь и по сей день связывают имя бывшего премьера Януковича. В центральной Украине распространена точка зрения, что людей на востоке, власти силой «заставляют» голосовать за Януковича и за Партию регионов.

Большинство собеседников согласны с утверждением о том, что Майдан был организован по известной западной «цветной» технологии, но справедливо полагают, что он не состоялся бы, если бы не массовая поддержка киевлян.

В том, что это действительно так, на второй день после второго тура президентских выборов 2004 года мне удалось убедиться лично: вместе с организованными колоннами, следовавшими на Майдан с вокзала, туда с энтузиазмом шествовали и тысячи киевлян с оранжевыми флажками и шарфами. Оранжевый действительно тогда был в Киеве цветом надежд масс на перемены к лучшему.

Однако и в прошлой, и в нынешней ситуации есть еще одна деталь, которую мои собеседники, вовлеченные в процесс и наблюдающие за ним изнутри, упускают из виду. В центральной Украине именно власти на местах чересчур усердно агитировавшие в первом туре за угодного Кучме кандидата, после второго тура президентских выборов столь же рьяно организовывали колонны, отправлявшиеся на майдан "защищать оранжевую революцию».

И ведь, как оказалось, во многом справедливо было публичное замечание Януковича перед вторым туром о том, что Кучма и Ющенко "обо всем уже договорились". Подтверждение этому я услышал в беседе с председателем одного из сельсоветов на Киевщине.

Да, перед первым туром прошлых президентских выборов из райцентра шли установки о поддержке Януковича. А вот перед вторым туром, не говоря уже о третьем, ситуация была с точностью до наоборот! Так что, прежде, чем отправляться на Майдан, рядовому украинскому избирателю, право, еще стоило бы призадуматься: если итоги второго тура выборов и были сфальсифицированы, то неизвестно еще в чью пользу. Да и лица тех, кто в те дни был на трибуне Майдана, оказались уж слишком узнаваемыми. Через одного, если не бывший премьер при Кучме, то уж вице-премьер или министр – точно… После "революции" в центральной Украине на местах в среднем районном звене никаких особых кадровых перемещений тоже не случилось. Все, кто сориентировался вместе с "генеральной линией" в период между первым и вторым туром, остались на своих местах. Почему-то законным вопросом о том, не эти ли люди, на самом деле, и довели страну до революционного состояния, многие стали задаваться гораздо позже.

Искусство популизма

Что касается мартовских парламентских выборов, то после знакомства с его итогами в сельских районах центральной Украины, не может не умилять часто повторяемый в украинских СМИ тезис о демократическом – европейском — выборе украинского народа.

По моим наблюдениям основная масса тех, кто сделал «демократический евровыбор» на селе – пенсионеры, до сих пор проклинающие Горбачева и Кравчука за развал СССР, поминающие недобрым словом «прихватизаторов» и «реформаторов», не приобретших здесь недоброй славы только потому, что они не были фигурами масштаба Гайдара или Чубайса в России.

Парадокс ситуации в том, что в предвыборной риторике слово «демократия» использовалось «оранжевыми» политиками гораздо реже, чем после выборов. К тому же на Украине оно не успело в массовом сознании стать настолько ругательным, как в России, поскольку в предвыборный период его затмил вобравший в себя всю негативную энергетику украинский новояз «кучмизм».

«Наша Украина» и ее ближайшие союзники по завоевали неискушенного сельского избирателя традиционным «макулатурным» вбросом в массы ура-патриотичных лозунгов: «Україна у нас одна!», «Пам’ятай! Твiй вибiр – Наша Україна!», «Збудуємо Європу в Українi!». Еще с помощью слащавых «юлиных сердечек» к праздникам и анонимных страшилок, наподобие памятки избирателю «Он или Она», где на умело подобранном контрасте между «бандитською и справедливою владою» выгодно смотрится лидер БЮТ. Что бы там ни говорили по этому поводу с трибун, имел возможность лично созерцать внушительный объем продукции «оранжевого» агитпропа, на котором зиждется имидж нынешней «демократической» коалиции. Людей же, легко поддающихся грубой популистской риторике, в доверчивом украинском селе всегда было много. В свалившейся на них предвыборной агитационной лавине им просто недосуг было искать ответы на злободневные вопросы украинской общественно-политической жизни в иной плоскости.

Кто заказывает музыку?

Логично ответить на вопрос, почему тяжело добывшая независимость от «имперской Москвы» Украина столь рьяно рвется под покровительство нового «стратегического партнера», без подозрений украинских политиков в примитивной материальной заинтересованности, в принципе, невозможно. Грубую правду жизни по этому поводу давно уже сказала избирателям пламенная разоблачительница Наталья Витренко – украинский «жириновский в юбке». И, если бы она не засветилась грубой подставой на выборах во времена Кучмы, эти лавры наверняка принесли бы ей желанные три процента на нынешних парламентских «перегонах».

Наверное, не стоит при этом слишком уж углубляться в исследование общеизвестного — наподобие зарубежных "неправительственных" грантов некоммерческим организациям "на развитие демократии в Украине" или подоплеки создания семейного союза украинского президента с его нынешней супругой — украинской американкой. Для понимания ситуации вполне достаточно аналогий с финансовым обеспечением из средств зарубежных спонсоров-грантодателей грузинского президента и его правительства, которое сегодня никто не отрицает. Параллель же между грузинской «революцией роз» и украинской «помаранчевой революцией» сегодня не сможет не провести даже очень далекий от политики человек.

Геополитическая трещина на «глобусе» Украины

Как бы политкорректно заинтересованные стороны по обе стороны баррикад ни обходили вопрос о евроатлантическом или пророссийском военно-политическом выборе Украины, он остается главным в закулисной геополитической интриге, где все речи об установлении в Киеве демократии или угрозе возврата Украины к авторитаризму являются лишь инструментарием в достижении желаемого результата.

Если бы власти на Украине, говоря о той же евроинтеграции, имели в виду исключительно экономическую составляющую такого курса, то никакого особого противостояния с российскими властями (для которых, на самом деле, при всех оговорках об особенностях национального пути, этот курс давно уже является приоритетным) очевидно не было бы.

Разговор в этом случае можно было бы вести разве что о разногласиях по темпам вхождения стран, имеющих примерно равный уровень экономического развития, в различные международные экономические институты. Более того, очевидно, что Россия на этом направлении продвинулась гораздо дальше Украины, поскольку имеет не только природные ресурсы, но и, объективно, несколько больший опыт собственно рыночных преобразований в экономике.

Однако на Западе, и в этом легко убедиться, знакомясь с материалами зарубежных СМИ, вопрос упорно ставится именно в плоскости геополитической. На первом плане — независимость Украины от России. И не столько даже экономическая. Позиция официальных евроструктур о вступлении Украины в ЕС однозначна: это вопрос отдаленного будущего. В отличие от перспектив принятия страны в евроатлантический военный блок. На этом направлении ставка делается на "блицкриг".

Характер околоукраинской дискуссии по этому поводу не имеет полутонов. Исключительно «или – или». Украина с НАТО или с Россией? Очевидные, казалось бы, для нейтральных (независимых) украинцев компромиссные варианты ответов на геополитический вызов: «Украина — внеблоковое государство» или «в НАТО (на худой конец — в Евросоюз) — вместе с Россией» в ней попросту сегодня не упоминаются. Отсюда и все проблемы в нынешних украинских внутренних делах.

А вы, друзья, как ни садитесь…

Если бы государство Украина вместе со всеми его нынешними острейшими социально-экономическими проблемами вдруг территориально оказалось на неких политических задворках планеты, — куда бы не доставала «рука Москвы» и не доносился бы «Голос Америки», то тот же неразрешимый ныне вопрос создания послевыборных коалиций в парламенте, решился бы легко и непринужденно. Пободались бы, конечно, немного между собой депутаты-миллиардеры с депутатами-миллионерами, но, или компромисс на почве дележа собственности нашли бы, или кому-то пришлось бы уйти в оппозицию, но это все были бы расклады сугубо внутренние, до которых не было бы совсем никакого дела международной общественности. А в нынешней ситуации с коалициями, куда ни кинь – всюду клин.

И именно из-за международного (внешнего) фактора.

К примеру, нашеукраинцы запросто могли бы создать парламентское большинство с Регионами и примкнувшими к ним коммунистами (а то и с социалистами), нейтрализовав таким образом амбициозную Юлию Тимошенко. С точки зрения внутренней политики — абсолютно логичный (в частности, со стороны желающего быть "над схваткой" президента) ход, позволяющий учитывать интересы подавляющего числа избирателей на западе и на востоке страны.

Без учета внешнего фактора не лишен смысла и вариант «демократической» «оранжевой» коалиции, когда на первые роли во внутреннем общеполитическом раскладе вышла бы Юлия Тимошенко, а Партия регионов оказалась бы в оппозиции.

Но с учетом внешних факторов в первом случае нормальному объединению, которое учитывало бы не только интерес номенклатурных бизнес-элит, но и чаяния избирателей, мешает фактор проамериканской внешнеполитической ориентации президента Ющенко, равно, как и фактор пророссийского выбора, сделанного избирателями юго-востока страны – практически, третьей частью всех украинских избирателей. Ющенко сегодня может сделать сколько угодно «шагов навстречу людям» с юго-востока, кроме одного – отказаться от курса на вступление в НАТО, который четко прописан заокеанским «майданным сценарием» его прихода к власти. Депутаты от Регионов также могли бы получить серьезную экономическую выгоду для своих бизнес-структур в союзе с пропрезидентским окружением из «Нашей Украины», но сегодня должны всерьез остерегаться реакции собственных избирателей в случае занятия соглашательской позиции по вопросу о вступлении страны в НАТО.

И во втором варианте «оранжевая» коалиция в политическом плане вполне могла бы проигнорировать пророссийские настроения юго-востока и открыто провозгласить евроатлантический курс. Но тогда, кроме собственно жителей Донбасса, в открытое противостояние с властью вынуждены будут вступить и политики от Регионов. Наличие же политически организованной пятой колонны, не говоря уже об угрозе экономической блокады со стороны обиженной «оранжевыми» России, – верный путь к экономическому коллапсу в стране и в дальнейшем, не исключено, — к распаду украинского государства.

Очевидно, что выхода из столь очевидной тупиковой ситуации попросту не существует без достижения геополитических договоренностей или «силового» решения спорных вопросов геополитики за пределами Украины.

Кто более матери-демократии ценен?

В этом случае многое зависит от ответов на вопросы, которые логично задаются сегодня главным геополитическим игрокам. Настолько ли сильна в военно-политическом плане нынешняя Россия, чтобы упорно и последовательно добиваться заявленных стратегических целей? Есть ли у нее достаточно экономических и управленческих ресурсов для того, чтобы можно было оправдать ожидания русскоговорящих регионов Украины; чтобы вступление, к примеру, в единое экономическое пространство стран СНГ было бы для украинских бизнес-элит более привлекательно, чем выгоды декларируемой украинскими властями НАТОинтеграции? Смогут ли, наконец, дать слабину стратеги в Вашингтоне, которые внесли в доктрину безопасности США во многом определяющее сейчас ситуацию на Украине положение о предотвращении угроз для Америки далеко за ее пределами — на территориях, находящихся в непосредственной близости к потенциальному источнику таких угроз?

Не стоит, наверное, в подробностях говорить о причинах, по которым Россия отнесена на Западе к странам, из которых может исходить угроза их безопасности. Очевидно только, что эти причины далеки от деклараций о демократизаторской миссии, осуществляемой Западом в интересах угнетенного авторитарным режимом местного населения. Пожизненное избрание президентом Туркменбаши куда более далеко от стандартов западной демократии чем, к примеру, победа на выборах белорусского лидера Лукашенко, но это нисколько не мешает тому же Евросоюзу заключать с Туркменией торговое соглашение, одновременно настаивая на санкциях против белорусских чиновников из-за подтасовок на выборах. Просто в Туркмении, в отличие от Белоруссии, которую можно использовать только как еще один антироссийский плацдарм, много-много газовых месторождений, а Туркменбаши просто так с пьедестала не сбросишь. Легче договориться.

На запах нефти

На самом деле речь идет о банальном стремлении контролировать природные ресурсы тех или иных стран в интересах транснациональных корпораций, имеющих в основном американские корни. Во всяком случае, стремление «предотвращать угрозы» вдали от своих берегов, желательно на территориях соседей стран, представляющих потенциальную угрозу американским интересам, последовательно реализуется внешнеполитическим ведомством этой страны.

Сегодня уже не скрывается, что ранее такой сценарий применялся в отношении Советского Союза, а сейчас, как можно легко догадаться, — и в отношении России. Достаточно вспомнить, что в истории уже была, как минимум, джентльменская договоренность лидеров западных стран с Горбачевым о нераспространении НАТО на восток; был и меморандум о внеблоковом статусе государств, образующихся в результате распада СССР. Результат этих договоренностей виден, в том числе, и в нынешней позиции украинских властей по вопросу о вступлении в НАТО.

«Ответ Чемберлену» может оказаться неадекватным

На Украине апологетами НАТО сегодня много говорится о неагрессивном характере нынешнего североатлантического военного альянса. Чтобы развеять предубеждения населения по этому поводу украинские министры иностранных дел и обороны, вместе с президентом, как минимум, намерены проводить широкую разъяснительную кампанию. Но на сути отношений, которые могут установиться между двумя бывшими республиками единой страны в случае вступления одной из них в североатлантический военно-политический союз, это вряд ли может сказаться.

Если Россию в соответствующий военно-политический блок, в отличие от соседей (армии которых, к слову, куда менее приспособлены к стандартам НАТО), не приглашают, то априори там ее не считают дружественным государством. Военно-политические союзы заключаются не только с кем-то, но и обязательно против кого-то…

Поэтому, независимо от оценок российской властной элитой намерений руководства североатлантического военного блока, мягко, но последовательно увлекающего Украину в свои объятья, их реакция на такое сближение вполне предсказуема.

Что и является самым печальным во всей этой истории для миллионов рядовых украинцев и россиян, не просто связанных миллионными дружественными и семейными нитями, но и уже почти разделенных пока еще, главным образом, виртуальной пограничной полосой. Которая, впрочем, в случае дальнейшего дрейфа Украины на Запад, обязательно будет перепахана и на местности.

Ценности — ценностями, а табачок — врозь

Демократические свободы, рыночные преобразования в экономике, безусловно, являются базовыми ценностями для дальнейшего развития российского общества. То, что они восприняты в России, заслуга, в том числе, и западных партнеров. Однако, если бы внедрение новых идей не сопровождалось захватом корпорациями, близкими зарубежным транснациональным компаниям, стратегических ресурсно-сырьевых высот в отечественной экономике, после чего страна реально столкнулась с угрозой дальнейшего дробления собственной территории, если бы не массовое обнищание населения в ходе демократических реформ, то они и сегодня были бы гораздо больше востребованы в российском обществе…

На поверку реформирование экономики по рецептам советников, имеющих в России собственный интерес, оказалось сопряжено с очень большими геополитическими рисками. И Россия вынуждена была в этом движении притормозить, несмотря на всю симпатию значительной части населения к декларируемым демократическим ценностям.

Мы с вами где-то уже встречались

Украина, похоже, пока верна своему беззаботному помаранчевому выбору. Разве что донецких, слишком глубоко увязших в своих подземных шахтерских проблемах, прозападным лидерам нации тяжеловато увлечь за собой в прекрасное «оранжевое» будущее. Но, судя по тому, что все социально-экономические процессы, происходившие ранее в России, в ее СНГ-подбрюшье происходят с определенным временным лагом, — час прозрения для этой части украинской элиты, еще впереди.

Пока же словно в телевизионном повторе собственного прошлого россияне наблюдают за событиями, происходящими в последнее время на Украине. Многое совпадает даже в деталях: тут тебе и Майдан в Киеве, что площадь у Белого дома в Москве; и «ю-щен-ко, ю-щен-ко», совсем как «ель-цын, ель-цын»; и многопартийные выборы при более чем сорока партиях-претендентах… В общем, совсем не исключено, что через несколько лет мир еще увидит на телеэкранах и нового украинского президента, стилем руководства чем-то напоминающего нынешнего российского. Если, конечно, такому развитию событий в ближайшие годы не помешает какой-нибудь фактор, привнесенный в украинскую политическую жизнь очередным порывом геополитического ветра.

Владимир ГАНЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *