В «Веселом квесте» на «Ладоге» победила команда фальсификаторов

Судебное решение о признании законным голосования на участке № 452, образованном к выборам в Государственную Думу на турбазе  «Ладога» в лесном массиве близ Владимира, дискредитирует еще один институт государственной власти во Владимирской области.

В конце февраля 2012 года в Октябрьском районном суде судья Изабелла Мысягина вынесла решение об отказе в удовлетворении исковых требований КПРФ и его регионального отделения о признании итогов голосования на избирательном участке № 452 недействительными и об отмене решения участковой избирательной комиссии об итогах голосования на этом избирательном участке.

Это решение суда знаковое для общественности Владимирской  области, поскольку именно на ладожских участках многочисленные наблюдатели и представители оппозиционных партий, журналисты и просто неравнодушные граждане смогли лично убедиться в том, что голосование 4 декабря прошлого года здесь реально не проводилось.

С 8 часов утра в день голосования участки здесь не открывались, чему свидетелями были десятки людей, а когда через несколько часов открылись, то урны для голосования на УИК № 452  и на УИК № 453 были доверху забиты бюллетенями, что легко было установить визуально. При этом председатель УИК № 452 — начальник службы безопасности ООО «Турбаза «Ладога» Владимир Энгман заявил прибывшим членам избирательной комиссии с правом совещательного голоса, не сумевшим попасть на этот глубоко законспирированный участок с семи-полвосьмого утра, что голосование здесь якобы уже состоялось и к 11-12 часам проголосовало 2888 избирателей. Аналогично развивались события и на соседнем участке № 453, который был обнаружен представителями партий, СМИ и наблюдателями минут на сорок раньше.

Такова канва событий, которые благодаря очевидцам и видеороликам, выложенным ими в Интернет, в подробностях известна во Владимире очень и очень многим, несмотря на определенную информационную блокаду в традиционных СМИ.

И вот сегодня черное в общественном восприятии было объявлено судом белым, а белое – черным. Заявителю, а именно на него в этих случаях по закону ложится бремя доказательств,  доказать очевидное не удалось.

Что, впрочем, совсем не удивительно. В условиях, когда подобные странные голосования организуются и проводятся под мало скрываемым прикрытием  самих избиркомов и иных структур государственной власти, наивно было бы надеяться, что суды при рассмотрении заявлений об отмене результатов выборов по этим участкам вдруг окажутся независимее других властных институтов.

Если не вдаваться в юридические тонкости, то в доказательство реальности голосования на ладожском участке № 452 юристам избирательных комиссий, по сути, оказалось достаточным представить в суде итоговый протокол голосования, подписанный членами этой избирательной комиссии, и по заранее отработанной схеме провести допрос свидетелей, вызванных в суд  с их стороны.

Как ни странно, особо ценными для представителей ответчика свидетелями сегодня оказались председатель и заместитель данной избирательной комиссии Владимир Энгман и Надежда Дербнева.

Напомним, ранее в судебном заседании по этому же делу свидетели Энгман и Дербнева, в тот раз вызванные в суд представителем заявителя, с успехом пользовались 51 статьей Конституции Российской Федерации, позволяющей гражданину не свидетельствовать против себя.

Тогда вместо ответов на вопросы суда, прокурора, представителя заявителя (КПРФ), представителя заинтересованной стороны («Справедливой России»)  Энгман, Дербнева и их подельники с «Ладоги» отказывались от пояснений даже самых безобидных вещей, заучено твердя о своем праве на применение 51 статьи Конституции.

На этот раз председатель и заместитель председателя УИК-452 оказались гораздо более разговорчивыми при ответах на вопросы юристов избиркомов, и вновь начали ссылаться на 51 статью Конституции, как только право задавать вопросы переходило к представителю заявителя Евгению Грачеву или к представителю заинтересованной стороны — Валерию Губареву.

Однако даже столь странным образом полученные от знатоков 51 статьи Конституции свидетельства для суда, по-видимому, оказались более значимыми, чем показания свидетелей со стороны заявителя и заинтересованной стороны.

Подробно приводить показания Энгмана и Дербневой вряд ли имеет смысл. Нарисованная ими с помощью юристов избиркомов Екатерины Смирновой и Маргариты Захаровой идеальная виртуальная картина выборов на участке № 452 вполне может послужить сухой инструкцией-пособием для членов УИК на предстоящих 4 марта выборах президента.

Однако свидетельства других граждан — уже со стороны представителей заявителя и заинтересованной стороны  — и в этом, и в других заседаниях, на взгляд посторонних наблюдателей, были гораздо эмоциональней и искренней. Люди видели, что участки не открывались. Охрана пыталась препятствовать попаданию этих граждан на участки. На зданиях, на помещении УИКов, по многочисленным свидетельствам, не было обязательных опознавательных атрибутов. Главное, никто в глаза не видел на территории турбазы около шести тысяч «энгмановско-дербневских» избирателей-невидимок, которые умудрились проголосовать на двух «ладожских» участках и бесследно испариться в течение двух-трех-четырех часов.

В этом плане любопытна метаморфоза со списками избирателей, которые неангажированные избирательными комиссиями наблюдатели видели на участке № 452 в виде одной сброшюрованной книги, а по Энгману-Дербневой-Захаровой-Смирновой таких книг оказалось семь – по каждой на одного члена комиссии. Такая версия оказалась необходима членам УИК и их юристам для того, чтобы придать виртуальному голосованию не существовавших в природе избирателей хотя бы видимость правдоподобности.

Если бы бюллетени выдавались по одному сброшюрованному списку избирателей, то голосование, которое по Энгману-Дербневой-Захаровой-Смирновой было завершено примерно после полудня, проводилось бы с невероятной скоростью – по четыре секунды на человека без продыху и пауз. Но даже в менее фантастической «семикнижной» версии членов УИК — юристов избиркомов оно все равно выглядит неправдоподобно. На голосование одного человека в непрерывном потоке из 2888 сверхорганизованных избирателей в этом случае уходило бы менее минуты.

Конечно, каждый здравомыслящий человек, если он не является явным или тайным сторонником партии «Единая Россия», официально набравшей на этом участке 92 процента голосов, сам в состоянии ответить на вопрос о том, возможны ли подобные организованные голосования в принципе. Остальных граждан представители избиркомов пытаются убедить в возможности такого сценария выборов с помощью «свидетельств» трех из якобы 2888 избирателей с этого участка.

Ведомые вопросами юристов избиркомов студенты ВлГу Дмитрий Сутягин и Николай Латышин (Латышев?), безработная Юлия Овчинникова показали доверчивому суду следующее. По объявлению, размещенному в сети «ВКонтакте» неизвестными лицами, они узнали о наборе желающих поучаствовать 4 декабря в проведении игры «Веселый квест»* на турбазе «Ладога». 30 ноября из той же сети «ВКонтакте» также узнали о том, что 4 декабря на «Ладоге» будет возможность проголосовать на выборах в ГосДуму, если заранее подать соответствующее заявление в участковую избирательную комиссию.

Как ответственные граждане-избиратели,  эти трое решили написать заявления на включение в списки избирателей, уже вечером 30 ноября отправившись на собственных автомобилях на «ладожский» участок, где их, как и остальных 2885 любителей халявного квеста, поджидали две неутомимые труженицы избирательного участка. Заявления «были приняты в установленном законом порядке».

Утром 4 декабря «вконтактников» доставили на «Ладогу» на неизвестно кем заказанных автобусах. С 8 до 9 часов они, якобы, проголосовали в толпе себе подобных и далее беззаботно резвились на свежем воздухе. За удовольствие – не платили. На халяву еще и пообедали в ладожской столовой, хотя могли в этот день утром позавтракать, а вечером —  поужинать. За все было заплачено неизвестным организатором «Веселого квеста». Однако игруны в итоге испугались неизвестных злобных хулиганов-наблюдателей, о которых им рассказал некий неизвестный координатор квеста, и в районе 15 часов организовано отбыли с территории «Ладоги» на том же автобусе, на котором приехали.

Подобных автобусов, по словам троицы, «было много». Однако на вопрос о том,  сколько понадобилось бы автобусов для перевозки 2888 человек «проголосовавших» только на этом участке (еще примерно столько же «избирателей» должно было быть в то же время на УИК-453), и где бы все эти транспортные средства могли разместиться на небольшой, в общем-то, территории турбазы, никто из рассказчиков в суде так и не смог ответить.

Впрочем, суд это, похоже, также не очень-то интересовало. Как ранее не слишком интересовала суд информация о «случайно» сгоревших в подвале Октябрьской районной администрации г. Владимира мешков со всей документацией с проблемных ладожских участков. Как не согласился суд вызывать в качестве свидетелей официальных лиц, более осведомленных об истинных заказчиках квестовских игрищ на избирательных участках. Для суда оказалось более важным, что ему предоставили официальный протокол об итогах голосования, который утвержден настоящими волшебниками из избирательных комиссий и рассказали квестовскую сказку, в которую ему было проще всего поверить.

Владимир ГАНЕНКО

Примечание:

*Квест (английское “quest”, поиск) – это разновидность виртуальных игр, в которых герой проходит по запланированному сюжету, стремясь выполнить какое-то поручение (убить дракона, спасти мир). Популярная компьютерная игра давно вышла в реальную жизнь. Квест сегодня — это интеллектуально-экстремальный вид игр на улицах города и за его пределами. Особенно эффективен и полезен для участников и, особенно, для заказчиков, в уединенных местах, где проводится голосование на выборах в Государственную Думу и на иных выборах федерального и местного значения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *