«Стыдно за Владимир»

Golden RingПутешественник и блогер Сергей Анашкевич год назад разместил в своем ЖЖ целую серию фотографий центра Владимира под общим заголовком «Город в России, за который мне стыдно».

«К сожалению, эти фото реальные и в наши дни так может выглядеть город в самом центре России. Крупный, известный, с глубокой историей и множеством родившихся здесь выдающихся людей. Честно, я не понимаю, как в наше время может быть такой треш практически в самом центре города всего в нескольких сотнях километров от Москвы», пишет г-н Анашкевич.

Golden Ring

Больше фотографий в ЖЖ блогера. Что-то за год изменилось, что-то осталось без движения. В любом случае владимирские градоначальники и губернаторы весьма довольны своей деятельностью, увековечивая свои фамилии на памятниках.

Удивительное российское правосудие

malysh1Председатель Вязниковского горсуда Ольга Черненко освободила по УДО «Малыша» (на снимке), который до этого терроризировал московский СИЗО-4. Правда, до свободы он так и не добрался. На выходе ему надели наручники.

«Новая газета» неоднократно писала о московском СИЗО-4 «Медведь», где криминал тесно сросся с администрацией изолятора. Избиения, убийства, угрозы, суициды, вымогательства — все это СИЗО «Медведь».

В конце прошлого года членам ОНК Москвы стало известно, что за полтора месяца в изоляторе скончались пять арестантов. Двоих, пытавшихся покончить жизнь самоубийством, удалось спасти. Сокамерники умерших рассказывали членам ОНК один и тот же словно заученный текст: «Ночью во сне упал с верхней шконки, ударился головой о нижнюю шконку, потом тумбочку, пол… И все, помер. А мы все спали, ничего не видели». И так во всех камерах. Примерно то же самое говорили и сотрудники «Медведя». И они ничего не видели и не слышали.

Как выяснили члены ОНК, вымогательства в СИЗО-4 были поставлены на поток. Деньги прежде всего выбивались у заключенных, обвиняемых по ст. 228 (наркотики) и 159 (мошенничество). Суммы варьировались от 300 тысяч до 1,5 миллиона рублей. Рожок (Евгений Рожков), Малыш (Сергей Щипанцев), Афоня (Александр Афанасьев), Паша Люберецкий (Павел Матвеев) и другие «элитные» арестанты могли свободно передвигаться по изолятору.

Они заходили в любую камеру, избивали, угрожали, вымогали деньги. А началось это, по словам заключенных, еще со времен, когда положенцем в СИЗО-4 был «Не буди» (Михаил Михайлов, лидер Люберецкой ОПГ, в июне 2015 года приговорен к пожизненному заключению).

Полученная информация позволила членам ОНК прийти к мнению, что все эти преступления происходили в присутствии и при помощи сотрудников изолятора.

По желанию Рожка и его команды оперативники выводили нужных заключенных в сборное отделение, где Рожок, Афоня, Малыш, Паша Люберецкий и другие избивали заключенных, требуя у них деньги.

Малыш в составе Люберецкой ОПГ за разбой был приговорен Московским областным судом к восьми с половиной годам строго режима. Он обжаловал приговор в Верховном суде, но вердикт остался неизменным.

Летом Малыша этапировали в ИК-4 Владимирской области. Но всего спустя 3 месяца пребывания в колонии Щипанцев обратился в суд за УДО. В СИЗО-4 Малыш просидел шесть с половиной лет, то есть больше половины срока, а значит, по закону имел право претендовать на условно-досрочное освобождение.

Алексей Мишанов, начальник ИК-4
Алексей Мишанов, начальник ИК-4

3 октября Вязниковский городской суд принял решение освободить Сергея Щипанцева по УДО. И решение это принимал не рядовой судья, а председатель Вязниковского городского суда, председатель Совета судей Владимирской области, член президиума Совета судей Российской Федерации Ольга Черненко.

14 октября Щипанцев должен был выйти на свободу из ворот колонии строго режима в г. Вязники. Но 12 октября в ИК-4 приезжают сотрудники центрального аппарата ФСИН и сообщают ожидающему освобождения Щипанцеву, что в колонии его жизни угрожает опасность, поэтому принято решение срочно этапировать его в Москву, откуда он через два дня и выйдет на свободу.

Малыша спецэтапом привозят в столицу и помещают в СИЗО-99/1 (в так называемый «кремлевский централ»), где в свое время сидел Ходорковский, а сейчас находятся Полонский, Хорошавин, Барсуков (Кумарин) и многие другие известные арестанты.

Утром 14 октября Сергею Щипанцеву выдают справку об освобождении, и он вместе с вещами направляется на КПП. Благополучно его преодолевает, оказываясь уже фактически на свободе. Но вдруг там появляются сотрудники службы собственной безопасности УФСИН по Москве в сопровождении людей в масках. Щипанцеву сообщают, что он задержан в связи с совершением преступления по ч. 4 ст. 111 по факту смерти заключенного в СИЗО-4 в ноябре прошлого года.

В тот же день Малыша доставляют в Пресненский суд, где его арестовывают на два месяца, а затем вновь возвращают в «кремлевский централ».

Щипанцев в СИЗО. Фото было выложено на странице Малыша в соцсети, то есть заключенный находил возможность пользоваться интернетом
Щипанцев в СИЗО. Фото было выложено на странице Малыша в соцсети, то есть заключенный находил возможность пользоваться интернетом

Щипанцеву вменяется в вину то, что он в сопровождении старшего опера Ксенофонтова пришел в локальное помещение изолятора, где избил находящегося в состоянии сильного наркотического опьянения заключенного Ширяева. Через пять дней (не приходя в сознание) Ширяев скончался в связи с имеющимися несовместимыми с жизнью травмами головы. Ранее же в изоляторе членов ОНК уверяли, что Ширяев получил все эти травмы головы в результате падения с верхнего яруса кровати. Теперь же бывшие сотрудники и бывшие арестанты СИЗО-4 дают показания друг на друга. Вот такая организованная преступная группа!

«Удивительное в России правосудие», – поражается автор статьи, член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Елена Масюк. Например, Сергею Удальцову, Леониду Развозжаеву и Олегу Навальному суд в УДО отказал. Да и характеристики из колоний у них были отрицательные. А начальник Вязниковской ИК-4 Алексей Мишанов уже через три месяца пребывания Сергея Щипанцева в колонии выдал ему положительную характеристику. Да и председатель Вязниковского городского суда Ольга Черненко почему-то поверила, что Щипанцев встал на путь исправления, и отпустила его на свободу по УДО.

Однако спустя всего 10 дней судья Пресненского районного суда г. Москвы Евгений Найденов в постановлении об аресте напишет, что Щипанцев не встал на путь исправления. И Малыша вновь арестовывают, заключает Елена Масюк.

На сайте Совета судей можно прочитать биографию председателя Вязниковского горсуда и члена Совета судей Ольги Черненко.

chernenkoЧЕРНЕНКО ОЛЬГА АНАТОЛЬЕВНА
Председатель Вязниковского городского суда Владимирской области

Второй квалификационный класс судьи

Родилась 9 октября 1969 года в пос. Октябрьский Вязниковского района Владимирской области. Мама – работник кадровой службы, отец – водитель.

В 1987 году окончила среднюю общеобразовательную школу №9 г. Вязники, поступила на работу в Вязниковский народный суд Владимирской области на должность машинистки.
С 1987 – секретарь судебного заседания, с 1992 года – консультант суда.
В 1994 окончила Нижегородский государственный университет им. Н.И.Лобачевского.
С 1996 – судья Вязниковского городского суда.
В 2004-2008 дважды избиралась в состав квалификационной коллегии судей Владимирской области.
С 2008 – временно исполняющая полномочия председателя Вязниковского городского суда.
С 2008 – заместитель председателя Вязниковского городского суда.
В 2009 – член Совета судей Владимирской области.
С 2009 – председатель Вязниковского городского суда.
С 2012 – член Президиума Совет судей Российской Федерации, председатель Совета судей Владимирской области.

Кстати, на днях Общественная Палата РФ выбрала новый состав ОНК Москвы и других регионов. Среди членов столичной комиссии не оказалось Елены Масюк и многих других правозащитников, которые не жалели личного времени для контроля за пенитенциарной системы столицы.

Зато появился бывший начальник СИЗО «Бутырка» Дмитрий Комнов, фигурант «списка Магницкого» (в список включены люди, которых считают связанными со смертью юриста в СИЗО). Еще один новый член комиссии – кандидат от Межрегиональной общественной организации «Центр поддержки духовного наследия» Павел Пятницкий. «Новая газета» проводила в отношении него расследования, где утверждается, что Пятницкий вымогал деньги за закрытие уголовных дел или предоставление особых преференций узникам.

По мнению правозащитников, новый состав Общественной наблюдательной комиссии уничтожает эту структуру и ставит крест на общественном контроле за тюрьмами. В интервью «Эху Москвы» член общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания Москвы Зоя Светова, назвала новый состав ОНК пощёчиной всему правозащитному сообществу.