«Надеемся, что наказание последует»

Орловой сын«Новая газета» вспомнила о деле Николая Куделко. Девять лет назад в квартиру литовского предпринимателя ворвалась группа в штатском под руководством старшего лейтенанта Владимира Орлова, сына сенатора, а ныне губернатора Владимирской области Светланы Орловой.

Это заурядное для наших времен уголовное дело в итоге привело к резонансному возмездию по отношению ко многим его инициаторам и исполнителям. Но к ответственности пока привлечены не все.

Не сажайте и не сажаемы будете

ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК ВЕРНУТЬ ОТНЯТЫЙ БИЗНЕС И НАКАЗАТЬ ГРАБИТЕЛЕЙ В ПОГОНАХ

В октябре 2007 года бригада сотрудников полиции из ДЭБ МВД России (ныне — скандально известный ГУЭБиПК) под руководством старшего лейтенанта Владимира Орлова, сына бывшего сенатора, а ныне губернатора Владимирской области, ограбила (факт ограбления признан судом) фирму литовского предпринимателя Николая Куделко, конфисковав у него огромную партию кофе (30 фур) и заведя на самого Куделко уголовное дело. Проведя 3 года в московских СИЗО, Куделко освободился и кинулся в бой. На сегодня он с женой Лорой добился пяти обвинительных приговоров в отношении своих преследователей и не собирается на этом останавливаться.

ДЕКАБРИСТКИ ОТ БИЗНЕСА

Жена Николая Куделко Лора никогда не забудет дождливое утро 8 октября 2007 года. Она проснулась от звонка в дверь — на часах было 5.30 утра. «Соседей, что ли, залили?» — подумала она и разбудила супруга, он пошел открывать дверь. В квартиру ворвалось шесть человек в гражданском. Один с оружием. Они молниеносно повалили Николая на пол.

Избивая ногами и заламывая руки, старались как можно быстрее надеть наручники. Однако ничего не понимающий Куделко сопротивлялся. Один из оперов начал прыгать по Куделко и орать: «Где аудио- и видеозаписи? Где твои жалобы и заявления? Куда еще писал заявы? Сука, колись». Как напишут в своих заявлениях супруги, это был лейтенант Владимир Орлов — сын нынешнего губернатора Владимирской области Светланы Орловой.

В тот день Николая задержали и тут же арестовали по обвинению в незаконном предпринимательстве (ст. 171 УК) и распространении контрафакта: якобы он внес ложные сведения в регистрационные данные своих фирм, оформив их на других лиц. В качестве контрафакта выступала кофейная продукция его фирмы «Дельфранж» на сумму 2 млн долларов, которую изъяли как вещественное доказательство.

В реальности же, как в 2015 году установил суд подмосковного города Видное, продукция была похищена. Хотя ранее — в ноябре 2009 года — этот же суд приговорил бизнесмена Куделко (который провел 2 года в СИЗО) к 6 годам колонии за «незаконное предпринимательство», «незаконное использование товарного знака» и почему-то еще за «покушение» на незаконное предпринимательство и незаконное использование товарного знака. В 2010 году Мособлсуд исключил из приговора обвинение в «покушении» и сократил срок до 3 лет, которые Куделко уже успел отсидеть. Его отпустили в зале суда.

За время, проведенное за решеткой (Куделко сменил пять СИЗО), он приобрел букет хронических заболеваний, один раз при смерти доставлялся с инсультом в больницу «Матросской Тишины». Выйдя на свободу из здания суда, он не смог пройти и ста метров: за три года в СИЗО мышцы атрофировались — последствия гипертонического криза.

«Перед Николаем стояла проблема не только сохранить волю к сопротивлению и доказывать невиновность дальше, но и выжить», — говорит его жена Лора, которая развернула нешуточную деятельность в поддержку своего супруга. Красивая женщина, производящая впечатление уютной домохозяйки, начала обивать пороги силовиков, устраивать пресс-конференции, выпускать брошюры. «Мое утро начиналось с телефонных переговоров, день — с посещения кабинетов представителей власти и уже ближе к вечеру — после всей беготни — изучение УК и УПК. Дни пролетали стремительно», — вспоминает она.

Фото из архива Николая Куделко
Фото из архива Николая Куделко

Вместе с другими предпринимателями и их родными, попавшими в аналогичную ситуацию, Лора всеми возможными способами обращала внимание общественности, СМИ и правозащитников на незаконные действия сотрудников МВД при изъятии крупных партий товара у предпринимателей. Ведь вещдоки по уголовным делам являются отдельной статьей дохода силовиков.

Лора вместе с другими женами посаженных бизнесменов, вооружившись блокнотом, ручкой и диктофоном, ходила на суды — составляла список преследователей мужа (прокуроры и судьи-то у большинства бизнесменов одни и те же), писала по ночам тонны жалоб и обращений, причем качественно оформленных (окончила юридический), упорно доказывая: бизнес ее мужа был наглым способом разорен.

В общем, если бы не Лора, вряд ли бы Николай Куделко был бы уже на свободе.

Сегодня, несмотря на произошедшее, супругов Куделко, которые являются гражданами Литвы, мысль «больше ни ногой в Россию» не посещает. После освобождения главной целью для них стало — наказать преследователей. Смешно? Но на сегодняшний день уже пять человек, причастных к уголовному делу Куделко, получили свои приговоры и отбывают наказание в колониях.

СПИСОК КУДЕЛКО

Первым обвинительный приговор получил Кирилл Тян, который выступал в деле Куделко «штатным понятым» в ключевых следственных действиях, находясь при этом в федеральном розыске. В мае 2012 года он был признан виновным в мошенничестве и подделке документов.

Чуть позже двое сотрудников МВД — Дмитрий Яньшин и Олег Галкин — были признаны виновными в совершении мошенничества, подделке документов и превышении должностных полномочий. Как установил суд, они похитили грузовой автомобиль Куделко, признали его вещдоком по уголовному делу и продали его по поддельным доверенностям.

Другой фигурант дела — подполковник Вячеслав Денисов, вымогавший у Куделко деньги за возврат изъятого кофе, оформил явку с повинной, пошел на сделку со следствием и в 2013 году был осужден на 3,5 года условно.

Еще один фигурант дела — экс-следователь МВД Александр Дмитриев, обвиненный в превышении должностных полномочий и фальсификации доказательств, — в настоящее время скрывается. Объявлен в розыск.

«Решальщика» Андрея Набиуллина, имеющего крепкие дружеские связи с высокопоставленными силовиками, в 2015 году признали виновным в вымогательстве (он требовал деньги за возврат изъятого кофе) и мошенничестве. Получил 8 лет строгого режима.

Замыкает «список Куделко» бывший следователь по особо важным делам СК при МВД (ныне Следственный департамент) подполковник Алексей Монин, который обвинялся в том, что, не имея на то законных оснований, вынес постановление об уничтожении кофейной продукции. Минувшим летом Тверской районный суд Москвы признал его виновным в превышении должностных полномочий и приговорил к 4,5 года лишения свободы, лишив звания подполковника (позже Мосгорсуд снизил срок до трех лет).

Сейчас супруги Куделко ждут решений по Дмитриеву, Орлову и трем другим сотрудникам МВД, чтобы затем потребовать от прокуратуры возобновить производство по делу самого Николая (ввиду открывшихся обстоятельств) и добиться реабилитации.

Что касается Владимира Орлова, то его Куделко называет инициатором своего уголовного преследования. Именно Орлов, по словам Куделко, через силовиков-посредников и «решальщика» Набиуллина заявил предпринимателю, что вернет ему изъятое имущество за символическое вознаграждение в размере полумиллиона долларов (впоследствии якобы снизил сумму до 250 тыс. долларов). После того как Куделко написал заявление о вымогательстве, Орлов уволился из правоохранительных органов и какое-то время поработал в «Олимпстрое», затем начальником службы безопасности дирекции железнодорожных вокзалов РЖД. Где он сейчас и чем занимается — неизвестно.

Как отмечает Николай Куделко, немаловажную роль сыграло то, что в 2013 году он добился личного приема у председателя СК РФ Бастрыкина. Уголовное дело в отношении Набиуллина и пять материалов, выделенных из него по факту должностных преступлений, были объединены и переданы в отдел по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов ГСУ СК РФ по г. Москве. Именно благодаря сотрудникам этого отдела дело было расследовано.

Сейчас же продолжается проверка в отношении других фигурантов дела, изымавших кофе, в том числе Владимира Орлова. «Надеемся, что, несмотря на противодействие со стороны заинтересованных лиц, все же наказание последует», — уверены супруги Куделко.

Александра Таранова 
«Новая газета»

Напомним, в сентябре 2013 года после губернаторских выборов Светлана Орлова так говорила про своего сына и его участии в «кофейном деле»: «Он посадил контрафактчиков, которые обманывали население, в 27 лет не сломался и довел дело до суда. Я горжусь своим сыном!» 

В начале 2016 года в прессу просочилась информация о других вероятных претензиях к Владимиру Орлову со стороны закона (уже не кофейное дело, а наркотическое), которая сильно обеспокоила Светлану Орлову. Последовали экстренные пресс-конференции с опровержениями и оскорблениями, последующее предъявление сына публике, поскольку в СМИ говорилось о якобы его аресте.

Про появившуюся информацию она тогда говорила так: «Что комментировать? Считаю, что трусы и мрази. В сильной большой борьбе боятся выйти. Пишут гадости не существующие, понимаете, да. Ну что на вранье отвечать?

Еще раз могу повторить: мой сын честный, порядочный, хороший человек. Семья, трое детей. Объяснять и говорить, что он не курит — я даже не буду! Он вообще даже не курит, понимаете?.. А что ему в суд обращаться? По поводу? — Чести и достоинства? — По поводу вранья? Даже не собирается и не будет этого делать. На манеже одни и те же, вы их знаете, поэтому… — То есть это из Владимира заказ? — Конечно. Из Владимира. Я же тут навожу порядки. Я считаю ниже своего достоинства говорить об этом».